Б Е Л О Г О Р Ь Е
Нищие духом
Община философов
Авторы книги
Письма Власти
РУССОЛОГИЯ
Ссылки
МАНИФЕСТ ПРАВДЫ
ОТКРЫТИЯ
Письма Власти

     

 

     Манифест коммунистической правды

П.А.Флоренский,

Предполагаемое

государственное

устройство в будущем

К.Черепанов,

Обращение к Власти

К.Черепанов,

"Виталий Третьяков

как зеркало

российской интеллигенции"

Ю.Ананьев,

Неограниченные методы

для

ограниченных целей

 

"Но парус,

порвали парус,

каюсь, каюсь, каюсь..."

Манифест

коммунистической

ПРАВДЫ

  

 

 

 
 

Юрий Ананьев

(составление и редактирование,

e-mail: r-belogorie@yandex.ru)

 

По материалам интернет-публикаций:

http://www.roerich-belogorie.ru

http://r-belogorie.ru/renta.htm

http://russologia.r-belogorie.ru

http://r-belogorie.ru/agarta.html

 

Манифест коммунистической Правды

 Манифест коммунистической правды     Коммунизм необходим для эволюции,

России честь за первый шаг.

 

«Капитализм делит людей на две категории: капиталистов и пролетариев. Капиталисты есть владельцы капитала. 

…Деление на капиталистов и пролетариев порождает определённый тип экономических отношений. Чтобы устранить противоречие в этих отношениях, нужно не уничтожать капиталистов, не лишать их прав собственности на капитал, а нужно таким образом изменить права собственности на капитал, чтобы общество состояло только из владельцев капитала.

 I. Экономические отношения.

Экономические отношения относятся к разряду основных общест­венных отношений. В современных условиях они полностью определяют повседневность каждого человека, потому что все необходимое для себя человек приобретает посредством этих отношений.

Хотя люди смирились с несовершенством экономических отноше­ний, приспособившись жить на вулкане, считать, что это и есть решение проблемы - близоруко. Такое приспособительное существование носит временный характер, поскольку так называемое "общество потребления" и присущий ему характер общественного воспроизводства, а также соот­ветствующий тип экономических отношений, осуществляемых при помощи соответствующих рыночных институтов, - изжил себя.

Никто, впрочем, не скрывает положения вещей, посему необходи­мость "нового мирового порядка" признают все. Воп­рос в том, каков должен быть этот "Порядок".  

 

* * * * * *

Поскольку основная масса населения не является непос­редственными владельцами вещественных товаров, а становится ими пос­редством капиталистов, т.е. класса владельцев средств производства, ко­торые сосредоточили в своих руках производственные мощности нации, то мы должны подчеркнуть, что, помимо того, что капиталисты сами являются участ­никами рыночных отношений, они играют очень важную роль в обществен­ных экономических (рыночных) отношениях.

Владелец средств производства, прежде всего, должен знать, в ка­ких товарах и в каком количестве нуждаются все остальные торговые партнеры, ибо всё, что производят промышленные предприятия, лично са­мому их владельцу не нужно. Таким образом, основной задачей владельцев средств производства является, как не покажется странным, не само производство, а регулирование объемов производства, исходя из спроса на продукцию. Поэтому современный капиталист - это скорее финансист, т.к. его дополнительные функции взяло на себя само население: управляющие, менед­жеры и другие специалисты.

В своем качестве организатора производства капиталист заме­ним, но в качестве регулировщика объемов производства он незаменим, ибо эта профессия является порождением эпохи промышленного производс­тва. До этого времени объемы производства регулировались каждым това­ропроизводителем, будь он крестьянин или ремесленник, самостоятельно.

В условиях "общественного" производства, когда население уже не может являться непосредственным производителем, т.к. вместо него работает техника, эта функция выделилась в са­мостоятельную профессиональную деятельность.

 

Другими словами, капиталисты выполняют функцию посредников в общественных экономических отношениях, ибо непосредственный обмен то­варами может существовать только в эпоху ручного производства. Капиталисты сами не создают новых товаров, они не обслу­живают промышленное производство, но, тем не менее, они не являются паразитами общества, если, разумеется, они выполняют свою функцию.

Это значит, что в эпоху промышленного производства принцип добровольности экономических отношений и принцип эквивалентности обмена может сохраняться только благодаря посреднической деятельности, чтобы экономические отношения имели тот же характер, какой они имели в эпоху натурального товарообмена, когда каждый человек работал только на себя. "На себя" надо понимать только в том смысле, что не было эксплуатации человека человеком и присвоения чужих доходов. Поэтому не было необходимости в пресловутом "распределении", как "справедливого", так и совсем наглого, ничем от грабежа не отличающегося.

Искусственная необходимость [государственного] "распределения" есть "вечная" питательная почва для разного рода "общественных паразитов" и роста бюрократов. Искусственная она потому, что необходимость исчезнет, как только экономические отношения вновь приобретут свою первозданную природу. Что, повторим, зависит также от наличия посреднической деятельности.

 

Определив смысл профессиональной деятельности, мы тем самым определи­ли обязанности капиталистов и пределы их власти, которые, при необходимости, конкретизи­руются писаными законами. Капиталисты и сейчас диктуют свои законы, но они преследуют другую цель. 

Много говорят о ценности свободы, в том числе экономической, но она не должна подрывать экономическую основу общества

Те действия, которые имеют иные цели, нежели определенные смыслом профессии, превращают плодотворную деятельность в паразити­ческую и разрушительную.

Именно это и происходит сейчас. Поэтому важно ввести капиталистическую посредническую дея­тельность в культурное русло, коль без нее невозможно обойтись, дабы пользу имело все общество.

Эта профессия будет существовать до тех пор, пока существует промыш­ленное производство. Само название "капиталист" - неудачное. Мы говорим о необходимости посредника в общественных экономических отношениях.

Благодаря посреднической деятельности общество в целом имеет нужные для себя товары в нужном количестве. Следовательно, капиталисты-посредники оказывают обществу услугу. Именно обществу, поэтому деятельность посредников имеет только общественный характер. Или исчезает, теряя этот смысл.

Всем известно, что за услуги надо платить. Посредник получает свою оплату в виде прибыли. Точнее говоря, он присваивает определенную и свою часть при­были.

 

Смысл технического прогресса заключается в том, что человек постепенно осваивал природные виды энергии. Таким образом, изменялась энергетическая база производства, что мы называем изменением способа производства. В свою очередь, из­менение способа производства изменяло форму собственников продуктов производства, что выражалось в изменении прав собственности на средс­тва производства, и т.д.

Уже в наше время основной энергетической базой общества явля­ются механические силы природы в виде промышленного комплекса и энер­гетических установок. Для производства материальных благ капиталисты используют эти силы и энергию, а человек лишь обслуживает эту техни­ку, ибо сила его мускулов слишком незначительна, чтобы обеспечить рост количества производимой продукции.

В конечном итоге эксплуатация человека человеком должна быть полностью замещена эксплуатацией человеком техники, т.е. природ­ных видов энергии. Поэтому, если мы и сейчас говорим об эксплуатации, то виноваты в этом не капиталисты, которым всё равно, что эксплуатиро­вать: человека или машину, а опять же, неосознанное отношение всех и каждого, а не только капиталистов, к экономическим отношениям.

У человека не должно быть ни явного, ни косвенного хозяина. Хозяева должны быть у дел. Так себя должны рассматривать люди, стремящиеся к обладанию властью и капиталом.

 * * * * * *

Мы пришли к выводу, что деятельность капиталистов имеет определенный смысл, который утверждает необходимость этого рода профессии. Таким образом, посредники попадают в разряд незаменимых людей, что делает невозможным кризисные явления в их профессиональной деятельности в любом будущем времени, если они будут следовать её смыслу.

Современный рынок не может существовать без посредников, и доказательством этому служит опыт нашей страны. Как известно, во время революции 1917 года капиталисты были уничтожены, т.к. считалось, что они даром едят свой хлеб.

С точки зрения рынка на нем остались только собственники не­вещественных товаров, в том числе рабочей деятельности. Крестьяне скоро тоже попали в категорию наемных работников. В то же время деньги не были отменены. Это значит, что в ка­честве экономических отношений был оставлен товарообмен, так как при любых других отношениях, кроме обмена, меновый эквивалентный товар, т.е. деньги, не нужен.

Оставшиеся на рынке собственники, естественно, не могли вести обмен своими товарами, поэтому место капиталистов (посредников) в системе общест­венных экономических отношений заняло государство, которое должно было скупать рабочую силу в обмен на вещественные товары.

Оно же и должно было регулировать объемы производства. И оно регулировало весьма своеобразно…  

 * * * * * *

Двадцатый век считают особым в существовании человечества. Человечество получило в свое распоряжение небывалую по мощи технику, которая решает извеч­ную проблему количественной стороны производства, что по со­ветским понятиям означало изобилие или материально-техническую базу коммунизма. Но ни коммунизма, ни даже изобилия не наступило. Челове­чество уподобилось собаке на сене и продолжает жить по старинке, ког­да бедность была оправдана низкой производительностью человеческих мускулов

Техника не просто повышает производитель­ность труда, но она замещает человека, поэтому "рабочая сила" стано­вится бросовым товаром для ее покупателей - капиталистов, что означа­ет снижение покупательной способности населения, которая в свою очередь ограничивает рост производства. Проблема занятости ставит под сомнение существование современного типа рынка, т.к. изменяется состав участников рыночных отношений.

Для того, чтобы отчасти нейтрализовать последствия этой тен­денции, в дело распределения "общественного продукта" вмешалось госу­дарство со своей системой "социальной защиты", и эта функция постоянно усилива­ется. Кроме того, государство является не только крупным товаропроиз­водителем, т.е. работодателем, но и крупным заказчиком для негосу­дарственных предприятий, т.е. фактически тоже работодателем, или покупателем рабочей силы.

Как следствие, бюрократизация общества нарастает. Ос­новной целью промышленности стало поддержание занятости, что является непреодолимым препятствием на пути технического прогресса. Посредни­ческая деятельность полностью искажается, изменяя свой смысл. В то же время капиталисты все равно должны исходить из спроса на продукцию. Выход они находят в росте производства вооружений, который обеспечивает простор для размещения прибыли и создания рабочих мест. Оружие - это единственный вид продукции, который общество в целом можно принудить покупать.

Капиталисты имеют возможность скупать бросовый товар - рабо­чую силу, и при ее помощи производить на самом деле никому не нужный продукт - оружие, потому что общество его покупает. Таким образом, об­разуются и увеличиваются излишки производственных мощностей, которые работают на копилку товаров, каковыми являются различные виды воору­жений (как известно, запасы оружия массового поражения, типа ядерного или химического, достигли таких размеров, что в случае их применения будет невозможно израсходовать все эти запасы, так как они способны уничтожить все живое несколько раз. То есть их производство давно стало бессмысленным).

Оплата вооружений осуществляется из общественных фондов, ко­торые образуются в результате взимания налогов с населения. Налоги нельзя увеличивать до бесконечности, а тем временем поддержание занятости и деловой активности требует новых капиталовложений в про­мышленность, т.е. роста производственных мощностей. Чтобы удовлетво­рить требования промышленности, ради сохранения "рыночных отношений", начинают экономить на других общественных нуждах. Получается, что не техника работает на людей, а люди работают на нее, ибо все работают на копилку товаров, расточая огромное количество производственных ре­сурсов.

Таким образом, гонка вооружений являлась и является мерой поддержания рынка как в странах капитализма, так и бывшего социализма. Последние точно так же не могли отказаться от роста промышленных излишков, ибо величи­на их огромна как у тех, так и у этих, поэтому последствия спада про­изводства вооружений делают безработицу неконтролируемой. [Что и проявилось наглядно в постсоциалистических странах после распада СССР] Во многих отраслях военные заказы составляют половину и более объемов произ­водства. Очевидно, что производство вооружений является временной ме­рой поддержания рынка. Притом, что большая часть населения планеты недоедает, налицо излишки производственных мощностей, которые прихо­дится загружать искусственным образом.

* * * * * *

Если мы посмотрим, что представляет собой экономическая фор­мация, то увидим, что всякая экономическая формация представляет со­бой лишь определенный способ использования товарообмена в качестве общественных экономических отношений. В конкретном и ощутимом виде экономическая формация определяется для людей правами на личную собственность. Изменение этих прав означает изменение экономической формации, т.к. участники рынка продолжают вести обмен, но исходя уже из новых прав собственников.

Выше говорилось о том, что причиной таких изменений служит совершенствование энергетической базы общества, или способа производс­тва. Который, совершенствуясь, вместо блага приносит зло. Наступает такой момент, когда проблемы занятости и деловой активности, т.е. размещения прибыли, разрушают общество. Таких катастроф было много при разрушении рабовладельческой экономической формации. Гибель Римской Империи не была фатальной неизбежностью. Те­перь каждый школьник знает, что и сама Империя, и ее культура могли бы процветать и дальше, если бы на смену рабству пришел феодализм, кото­рый позволял совершенствовать энергетическую базу общества, отказав­шись от мускульной силы как единственного источника энергии.

Однако по причине неосознанного отношения к экономическим отношениям люди всегда боялись изменения прав собственников, ибо происходили они стихийно.

 С другой стороны, существует разумный довод: разве благосос­тояние феодала было ниже благосостояния рабовладельца? Совершенство­вание способа производства не может делать кого-то беднее, напротив, только это совершенствование вызывает рост благосостояния всех. Если бы смена экономических форма­ций происходила осмысленно, то люди видели бы в этом процессе одно только благо. 

* * * * * *

История показывает, что цивилизованные народы добивались сво­ей максимальной занятости, изменяя экономическую формацию.

Для того, чтобы восстановить функцию рынка в современных ус­ловиях, необходимо найти новый способ применения товарообмена в ка­честве общественных экономических отношений, который поднял бы их до уровня развития современной техники.

Следовательно, задача состоит в том, чтобы найти новую форму собственников продуктов труда или товаров, т.е. форму новых участни­ков рыночных отношений, которая ни в коей мере не стесняла бы рыноч­ный обмен товарами и соответствовала способу производства, в основе которого лежит использование природных видов энергии.

Учитывая опыт существования предыдущих экономических форма­ций, в современных условиях права собственников примут такой вид:

по отношению к рынку вводится новый собственник - все граждане страны без исключения и, соответственно, новый вид собственности – гражданский. Гражданская собственность – это то, что принадлежит всем гражданам страны. Право на гражданскую собственность неотделимо от Гражданина. Его нельзя продать, его нельзя заложить.

В Гражданскую собственность поступают -- все природные ресурсы, которые имеются в России и которые могут стать таковыми в будущем – земля, нефть, газ, уголь, лес, реки и т.д.

Собственностью граждан становятся природные энергетические мощности, которые посредством техники используются в производстве то­варов для рынка. Иначе говоря, собственностью граждан становится мощ­ность национального промышленного комплекса, обслуживающего рынок.

 Сами технические установки, в том числе и энергетические ус­тановки, то есть все то, что относится к категории "средств производс­тва", остаются в распоряжении посредников [капиталистов], так что для них ничего не меняется в этом плане.

Но только не в государственной собственности.

Государство не должно брать на себя функцию посредника, т.к. госу­дарство не должно являться самостоятельным собственником вещественных товаров, чтобы принцип добровольности в отношениях между населением и государственным аппаратом был восстановлен.

Общая величина мощности национального промышленного комплекса может быть определена по сумме мощностей всех реально существующих технических установок как стационарных, так и передвижных, задейс­твованных в производстве [вещественных] товаров для рынка. Действительное использование этих мощностей можно учитывать при помощи счетчиков топлива, энергии.

Необходимо ввести коммерческую единицу мощности, которая позволит вести экономические расчеты между собственниками.

Таким образом, собственностью каждого гражданина станет опре­деленная величина мощности, приходящаяся на душу населения. Ее размер будет прямо зависеть от численности населения.

Образно говоря, каждый гражданин становится владельцем опре­деленного количества "универсальных работников", каковыми являются природные виды энергии, приводящие в движение технические установки. Эти "работники" должны работать на своего хозяина, то есть гражданина страны, который будет присваивать, в силу прав собственника, произ­водимую продукцию.

Собственностью граждан становится только мощность, то есть способность этой энергии посредством технических установок совершать определенное количество работы. В данном случае речь идет только о работе по производству товаров для рынка.

Таковы "имущественные" права новых собственников товаров, ко­торые должны будут составлять основную массу участников рыночного то­варообмена. Точнее говоря, каждый гражданин страны без исключения, включая детей, становится участником рыночных отношений в этом качестве собственника доли энергетических мощностей.

Мы говорим "собственники товаров" потому, что собствен­ность в виде мощности промышленных установок опосредует права собс­твенности на продукцию промышленного производства. Поэтому, несмотря на то, что такое "имущество" в виде энергетической мощности нельзя потрогать рука­ми, доход, который оно будет приносить своим владельцам, имеет исклю­чительно материальное содержание в виде разнообразных материальных благ промышленного производства .

 Для того, чтобы собственность граждан приносила доход, ее не­обходимо сдавать в аренду собственникам "средств производства". Точнее говоря, владельцы средств производства будут арендовать собственность граждан в количестве, которое определяется спросом на промышленную продукцию. Таким образом, капиталисты переходят в разряд арендаторов по отношению к населению своей страны. 

Выше мы определили, что смысл профессиональной деятельности владельцев "орудий производства" заключается в регулировании объемов производства. Поэтому мы назвали капиталистов посредниками в общест­венных экономических отношениях. Все участники рыночного товарообмена пользуются услугами посредника в своем новом качестве собственников энергетической мощности технических установок. Следовательно, все должны оплачивать услугу посредника. Поэтому доход каждого посредника будет зависеть от количества обслуживаемого населения.

Появление на рынке нового участника товарообмена, - собственника энергетической мощности, устраняет те препятствия, которые искажают деятельность посредников, пока граж­дане страны являются в основном наемными работниками, т.к. отношения "население - капитал" принципиально трансформируются. Ориентиром про­изводства будет являться только спрос или, если угодно, непосредствен­ный заказ населения.

Поэтому современные владельцы производственного оборудования так и останутся ими, с той разницей, что, помимо заработной платы, они будут выплачивать арендную (рентную) плату населению страны за использование в производстве собственности граждан (чтобы понять этот принцип досконально, надо подробно изу­чить существующие отношения ренты, ибо понятый "в лоб" он производит впечатление непомерного налога).

Арендная плата, выплачиваемая всеми арендаторами, будет начисляться в равной доле на лицевые банковские счета граждан, в том числе и самих посредников. По величине своего дохода население будет определять, как идут дела в национальном производстве и судить о сос­тоянии рынка. Пока что дела производства и рынка не касаются основной массы населения, которое просто живет на всем готовом. В будущем этим придется интересоваться каждому гражданину.

Отметим, что арендная плата будет служить для образования инвестиционного фонда, из которого посредством банков (точнее, банкиров) граждане, когда это им необходимо, должны финансировать экономический рост в смысле увеличения размера своей собственности, то есть энергетической мощности промышленного комплек­са.

Таким образом, настоящими капиталистами, или посредниками, которые распоряжают­ся сбережениями населения, регулируя объемы производства, мы можем назвать именно финансистов. Предприниматели всех масштабов тоже регу­лируют объемы производства, но иными методами. Они исходят из спроса на продукцию, а финансисты - из так называемого спроса на деньги, т.е. они регулируют размер промышленного комплекса как величину собственности всех граждан.

Оба вида деятельности посредников представляют собой неразделимые стороны одной и той же медали, что не исключает государственного планирования, поскольку посредники не должны оставаться заказчиками промышленности вместо населения. Иначе, это будут не посредники, а население ничего не получит от новых прав. Ибо оно потеряет свои обязанности, которые присвоит промышленность и банки, и останется их заложником, как сейчас.

В отличие от современных финансистов, в распоряжении будущих будут находиться только "чужие" деньги, т.е. деньги граждан, которыми они управляют в интересах граждан страны, увеличивая размер их собс­твенности. Так же, как и промышленные капиталисты, финансисты будут получать свое вознаграждение в виде определенного процента, который является вычетом из арендных платежей. Размер этого вознаграждения определяется почти так же, как и цена каких-либо услуг, например, тор­говая надбавка.

 Конечно, каждый собственник стремится иметь больше, но преи­мущество рыночного обмена в том, что он обуздывает эти устремления к обоюдной выгоде. Если население будет требовать от промышленности слишком большую дань, не считаясь с положением дел, то оно подорвет производство, из-за чего снизится объем производства и, стало быть, размер арендных платежей. С другой стороны, попытки посредников эко­номить на арендной плате обернутся перепроизводством на рынке, из-за чего посредники понесут убытки. В любом случае убытки лягут на всех.

 Каждый владелец "орудий производства", будь он фермер или промышленник, ориентируется на спрос, либо расширяя, либо сокращая свое производство вплоть до полной его остановки. Это обстоятельство определяет для посредника как количество задействованных в производс­тве мощностей, так и количество обслуживающего персонала.

Поскольку количество последних имеет тенденцию к сокращению с ростом масштабов автоматизации производственных процессов, то на современных посредни­ков взвалили обязанность поддерживать занятость населения, что пол­ностью противоречит их функциональным обязанностям. Иначе говоря, современные посредники не могут выполнять функцию регулирования объ­емов производства, исходя только из спроса и экономической целесооб­разности.

Появление новых собственников снимает непосильную и вредную во всех отношениях обязанность капиталистов обеспечивать занятость населения, поскольку устойчивость товарно-денежных отношений и спрос на промышленную продукцию уже не будут зависеть от количества занятых в промышленном производстве. Это объясняется тем, что все граждане страны будут иметь не­посредственный доступ к общественному продукту, взимая плату с про­мышленности за использование своей собственности.

 

Арендные платежи служат гражданам средством выкупа у про­мышленности произведенной продукции, или можно представить, что про­мышленность дает населению залог в виде денег (менового эквивалентно­го товара) под произведенную продукцию, поскольку ее собственником теперь уже является все население страны, которое просто пользуется услугами промышленности.

Этот обмен можно сравнить с обменом рабочей силы на продукты производства. Только человеку уже не придется есть свой хлеб "в поте лица своего", потому что работать за него и на него будут силы приро­ды. Человек будет менять не рабочую силу, а силы природы. Техника уже давно работает вместо человека, но она не работает на этого самого человека. Новое здесь то, что ей придётся поменять хозяина.

Эти «универсальные работники» и сейчас работают, но только их хозяевами являются те, кто владеет машинами, поскольку считается, что продукция автоматически принадлежит собственникам средств производс­тва.

В данном случае имеет место смешение понятий. Обособленных собс­твенников энергетической мощности машин пока не существует, и поэтому сама по себе техника, какой бы мощной и совершенной она ни была, никогда не сможет искоренить нищету, единственным спасением от которой пока служит создание рабочих мест, то есть рост промышленных излишков и бюрократизация общества.

 

Проблема количественной стороны производства решена современ­ной техникой, потому что мощность, и значит, производительность про­мышленного комплекса можно повышать сколько угодно (если не учиты­вать экологических рамок). Поэтому на первое место выступает качест­венный рост, то есть совершенствование как самого промышленного комп­лекса, так и совершенствование промышленной продукции.

В новых условиях прав собственности на механические энергети­ческие мощности личные доходы граждан ставятся в прямую зависимость от своевременности загрузки производственных мощностей новыми товара­ми, так как в этом случае их собственность будет приносить макси­мальный доход, используясь промышленными капиталистами в максимальном количестве

В новых условиях не только благосостояние граждан, но и благоприятные условия на рынке будут прямо зависеть от этого обстоятель­ства. Вместе с правами собственников, главное из которых - право на полу­чение дохода, население, как и положено, получает обязанности по от­ношению к своей собственности. Другими словами, население само должно заботиться о своем доходе.

Забота эта выражается в том, что загрузка производственных мощностей становится прямой обязанностью собственников энергетических мощностей, то есть граждан страны. Что означает для населения эта обязанность? Она означает, что население теперь обязано, прежде всего, работать головой, причём во всем диапазоне своей жизнедеятельности. В то же время, в более узком смысле, работа головой, интеллектуальный труд будет являться основной сферой деятельности, определяющей занятость населения.

 

Прямые обязанности нового собственника будут заклю­чаться в создании новых продуктов труда для загрузки производственных мощностей. Поэтому, если население, недопонимая своего реального по­ложения, пойдет по "легкому пути", например, в сферу услуг или предастся праздности и "порокам", то оно очень быстро обеднеет, что послужит справедливым наказанием за пренебрежение к своим хозяйским обязанностям. Так происходит со всеми хозяевами всех времен и народов.

 В общем, отказаться от своих обязанностей, оставив себе пра­ва, будет невозможно, вернее, только теоретически. Ибо, напомню, права не существуют без обязанностей.

В случае затруднений с размещением прибыли предприниматели могут спокойно сворачивать свое производство до луч­ших времен. Например, в том случае, если спрос на прежние товары по­низился и освободившиеся мощности нечем загрузить. Уменьшение коли­чества товаров в товарообороте снизит все виды доходов. Убытки лягут на всех. Просто их можно, так сказать, справедливо поделить, а затем на деловой основе спокойно найти способ исправить положение. Таким образом, учась на своих ошибках, люди постепенно приобретут навыки поведения собственника, который собственной шкурой отвечает за свою собственность.

Как видно, важным моментом здесь является то, что население больше не сможет, как оно привыкло делать, требовать от кого-то забо­ты и различных повышений и улучшений. Наоборот, теперь уже посредники будут "требовать" от населения исполнения своих обязанностей по отно­шению к производству. Как видите, зависимость капиталистов от населе­ния не носит вассального характера: оба собственника находятся в обоюдной экономической зависимости.

Слово "прогресс" перестанет быть, как сейчас, пустым звуком для большинства граждан, которые смотрят на технику, как на нечто, не имеющее ничего общего с их повседневной жизнью.

Новая экономическая формация вызовет большую потребность в специалистах, учёных и просто мастерах своего дела. Безусловно, вся система образования изменится в соот­ветствии с требованиями, предъявляемыми к ней. Свободный рост сферы услуг приведет к тому, что во всех видах воспитания и обучения будет применяться индивидуальный подход, что и даст свои плоды.

 

Новая экономическая формация искореняет нищету, как пережиток прошлого. До сего времени для нее существовали причины в виде несо­вершенства энергетической базы общества, когда в большей или меньшей степени в производстве использовались мускулы людей. Несовершенная энергетическая база порождала необходимость эксплуатации человека че­ловеком, а также такую ее разновидность, как "наемный труд".

"Наем­ный труд" - категория издержек производства, которую необходимо сни­жать. С этой точки зрения, нищета рабочего класса являлась экономи­ческой необходимостью. Ради того, чтобы эта необходимость не становилась реальностью, требуется вмешательство государства. Идет постоянная борьба с нищетой, но победить ее невозможно. Она неискоренима в рам­ках существующих экономических отношений.

Новая экономическая формация искореняет нищету, т.к. ставит каж­дого человека на положение эксплуататора, но не своего ближнего, а техники. Таким «эксплуататорам» социальная защита не нужна, поэтому отпадает необходимость государственного распределения "общественного продук­та".

В обязанности государства входит поддержание того порядка на рынке, который устанавливают граждане страны, имея функции законода­телей. В частности, государственный банк должен регулировать денежное обращение. Государственный аппарат должен следить за исполнением всех законов страны, располагая для этой цели прокуратурой и судами, фи­нансируемыми из бюджета.

Также в компетенцию государства входит коор­динация всей профессиональной деятельности общества, которая должна быть увязана с общенациональными интересами такими, как безопасность. Кроме того, задача государственных деятелей в том, чтобы они могли определять конкретные общенациональные проблемы при помощи специалис­тов и выносить их на вид всем гражданам, и т.д.

Если мы хотим, чтобы государство действовало только в интересах граждан, у него не должно быть иных источников доходов, кроме налогов. В противном случае население лишается возможности фи­нансировать нужную только себе, а не кому-либо ещё, государственную деятельность. К иным источникам относится предпринимательство, зем­левладение, государственный долг и многое другое.

 

Новая экономическая формация не только искореняет нищету, но она дает возможность каждому человеку выбирать свою дорогу в жизни, что только и позволяет прожить ее не напрасно.

Новая экономическая формация устраняет нищету и так называе­мую чрезмерную поляризацию уровней благосостояния, но сохраняет разумное во всех отношениях различие в величине доходов.

Все население условно можно разделить на три большие группы по величине дохода. К первой будут относиться молодые люди, которые получают возможность оплачивать свое воспитание и обучение за счет получаемых доходов от сдачи в аренду своей собственности [залог индивидуальности образования].

Таким обра­зом, уже с детства, человек будет учиться жить на свои доходы, что заставит его вникать в хозяйские обязанности хозяина своей страны и, стало быть, будет вырабатываться, что называется, активная гражданская позиция. В молодых людях будет развиваться психология хо­зяина.

Всевозможные подачки в виде пособий, стипендий и тому подобных проявлений "заботы" приучают жить человека на всем го­товом, подобно домашней скотине, которую из всего хозяйства интересу­ет лишь кормушка, на наполнение которой она никак не может повлиять. Такого человека не интересуют ни дела рынка, ни производства. Он ни на что не может повлиять и проявляет полное равнодушие ко всему, что выходит за рамки его непосредственного способа обеспечивать личное благополучие.

Людей из стран социализма назвали "совками" за подобную распространённую, или воспитанную, а не врождённую, психологию, хотя она в такой же мере присуща странам капитализма, ибо психология временщика интернациональна.

Новые права собственников позволят пе­реломить общественную психологию, которая, кстати, и порождает весь букет социальных болезней. Это, конечно, очень важно.

 

Что касается пожилых людей, то с возрастом умственная дея­тельность, в том числе и особенно на гражданском поприще, становится более совершенной, поэтому такие люди могут уве­личивать свое благосостояние не только путем создания более совершен­ных продуктов труда, но и приобретают дополнительную ценность в ка­честве наставников во всех отношениях.

Известно, что секреты любого мастерства передают­ся от человека к человеку и их нельзя сохранить только при помощи книг. Таким образом, пожилые люди в основной своей массе не будут относиться к группе с минимальным доходом, куда относится молодежь. Нельзя же, в самом деле, всю жизнь работать только ради пенсии, чтобы потом просто не умереть с голоду. Однако этот стимул к "труду" сейчас почти единственный для многих, ибо они не видят иного смысла в пожизненной каторге, создаваемой "благодетелями" - работодателями.

 

Ко второй группе будут относиться те, кто кроме арендной платы будет получать дополнительные доходы в виде заработной платы за обслуживание промышленного производства, а также в эту группу бу­дут входить представители многих профессий сферы услуг - врачи, парикма­херы, адвокаты,  и т.д.

К группе лиц с максимальным доходом будут относиться посред­ники, люди науки и искусства, специалисты, государственные деятели, в общем, все те, кто обслуживает максимально большое количество других людей или, иначе говоря, чьими продуктами труда пользуется большинс­тво людей или все граждане страны.

Сюда же, вероятно, войдёт и учительский труд, приравненный к государственной службе. Вообще, сейчас нельзя предсказать, какие будут производства и какие специальности, поэтому данный список отражает лишь принцип естественной градации доходов, различие величины которых вряд ли будет большим, так как это отрицательно скажется на производстве, в результате чего уровень благосостояния снизится.

Можно ещё вспомнить, что дворяне, «государевы слуги», служили не за деньги, служба была делом чести, а доход они имели от пожалованных имений, и так оно и будет опять, со временем, в смысле "бесплатности", поскольку каждый сам должен искать место в жизни, улавливая её требования, от чего растёт доход арендодателя.

Тогда дела приобретут гибкость, а не будут омертвлены "государственными учреждениями". Ведь дела делаются всегда людьми, а не учреждениями. Дела должны соответствовать требованиям жизни, а не регламенту учреждения.

Чтобы исполнять требования жизни, люди должны иметь доход и досуг, как дворяне, который они будут получать согласно новым правам собственника. Различие с дворянами в том, что те получали доход от имения, а для граждан страны имением становится вся страна.

Со временем все люди Земли будут рассматривать Землю как своё хозяйство. Известно, что есть люди, которые переживают "за всё на свете". Это чувство есть хозяйское чувство, ибо каждый хозяин своего дела именно болеет за него душой, как за кровное дитя. Значит, подобные люди - истинные "космополиты", ибо они ответственны не за своё имение или "бизнес", а за всё на свете.

Новая экономическая формация ставит всех граждан страны в одинаковое социальное положение в отношении прав и обязанностей, пос­кольку теперь дела рынка и страны будут касаться непосредственно всех и зависеть от всех и каждого.

Лишение гражданства означает лишение прав собственности, что станет для каждого такого члена общества, злоупотребляющего своими правами, не толь­ко наказанием в плане материальном, но ещё и позором, ибо таким об­разом признается социальная неполноценность человека. Возможно, такие «отверженные» будут жить на зарплату или даже пособия, но не на доходы. Они окажут­ся за бортом общественной жизни, потеряв право участия в делах стра­ны.

Мы можем сравнить новую экономическую формацию с рабовладель­ческим обществом, где роль «рабов» исполняют обузданные вечные силы природы, а «рабовладельцев» - все живущие люди. Поэтому на каждого че­ловека ложится прямая хозяйская обязанность - обеспечивать своих ра­ботников делом.

 * * * * * *

Некоторое время назад среди политиков нашей страны распространился «облегчённый вариант» оздоровления экономических отношений, требовавший передать землю и все остальные природные ресурсы в собственность граждан страны,   обеспечив их так называемой «природной рентой», по происхождению аналогичной доходу от сдачи в аренду энергетических мощностей.

Таким образом, идея новой экономической формации получила реальные основы в глазах экономистов, потому что доход от владения энергетическими мощностями выглядел в ту пору непонятным, не имеющим корней в существующей реальности.

Доходы от природопользования в виде рентных платежей долж­ны были начисляться природопользователями на лицевые банковские счета граждан. Это, в сущности, упрощение идеи аренды энергетических мощностей. Результат был бы тот же, хотя это могло послужить только промежуточным, временным вариантом.

 

Жизнь всех,  лишённый прав собственности на капитал, зависит от капиталовладельцев. Неважно, что ради функционирования системы капиталисты теперь действуют вместе с государством, но они через государство являются хозяевами людей.

Государство именно поэтому распоряжается их жизнями. Ведь если бы люди были экономически независимы, то их жизнь зависела только от них самих.  Основой  распоряжения жизнью является зависимость от хозяина, как сонма капиталовладельцев.

Если каждый человек и народ в целом хочет, чтобы его жизнь принадлежала только ему, он не сможет добиться этой цели никаким ростом благосостояния, а только получив права собственности на капитал.  И если каждый человек и народ хотят получить в распоряжение свою страну, то никакие новые «формы правления» сами по себе им этого не дадут, власть им дадут только права собственности на капитал.  Ибо они сами должны будут тратить свои деньги, точнее - они должны решать, на что их потратить, а управляющие будут только организовывать. Итак, власть и управление – не идентичны. Управление не является властью.

Власть (народная) не может быть беспредметной, поэтому только в этом случае люди  получат власть и народ будет владеть страной, а владеть значит властвовать. Возможно, слова «владеть» и «ладить» - однокоренные. Значит, все в целом, каждый внося свой труд, будут ладить страну, как свой дом.  

 

Итак, самое главное условие в том, чтобы все имели доход от капитала, для чего капитал должен стать гражданской собственностью каждого. Ничто не должно нарушать принцип [гражданской] собственности. Ибо всякое его нарушение означает использование капитала не по его  назначению для человека (для чего и вообще существует промышленность -  быть средством обеспечения жизни). В таком случае он порождает эксплуатацию во всех отношениях (включая подчинение законам), его светлая сторона оборачивается тёмной.

Таким образом, новый экономический базис поменяет надстройку (общественно-политическую).  Но не сам, а будет требовать сделать это от людей. Вся эта надстройка должна строиться не произвольно, как сейчас пишутся проекты будущего и законы, а с тем, чтобы не нарушался принцип гражданской собственности на капитал и капитал мог бы выполнять своё назначение». (А.Родионова, http://r-belogorie.ru/renta.htm)

  

_________________________________________________________________

Редактор

Такова в общих чертах (сокращённый и редактированный мною авторский текст) новая экономическая перспектива.

Предлагается экономическая идея, возможно, более пригодная для такого уровня развития общества (общественного сознания, равно как и производительных сил), где рабочих заменяют в значительной степени машины, а люди все или почти все «разумные» и сознательные.

Это, практически, – почти коммунизм, когда  каждый гражданин, имея индивидуальный рентный доход, будет прямо заинтересован в  качестве общественного производства, ощущая себя хозяином своей страны.

Создаётся прямая экономическая зависимость, "обратная связь" между гражданским владением "энергетическими мощностями" и личными доходами граждан. Это, конечно, пока абстрактная идея, идеальный вариант, цель, к которой можно стремиться, поэтапно продвигаясь к будущему коммунистическому обществу.

  

Но проблемы России не поддаются полному и исчерпывающему описанию только лишь посредством экономической (абстрактной) мысли.

Как это будет на практике? Пример СССР недалеко ещё. По Конституции всё советское хозяйство принадлежало всем гражданам, но практически это мало влияло на отношение многих «несознательных граждан» к «общенародной собственности».

Существенным недостатком советской системы была декларативность общенародной собственности, не подкреплённая конкретным экономическим механизмом её реализации. В результате «общенародная собственность» являлась скорее государственной, в распоряжении бюрократического государственного аппарата, отчуждённой от рядового гражданина. Очевидно, что гражданская собственность на энергетические мощности, реализуемая через рентные, арендные платежи, исправляет этот недостаток.

И другой, современный, пример – акционерные гигантские сверхкорпорации (в своём роде западная экономическая мысль, в чистом виде перенятая нашими реформаторами), где многие рядовые работники-акционеры номинально числятся владельцами («хозяевами») корпорации, но это практически мало влияет на их «хозяйское» отношение и к делу, и к имуществу.

Слишком велики и далеки масштабы. Превышают некий психологический порог, предел, непреодолимый для рядового, малосознательного гражданина. Свободная человеческая воля, различная степень сознательности граждан вносит свои коррективы в любой идеальный план, не говоря уж про узкоэкономический.

 

Помимо базовых экономических законов, люди и общество в целом подвержены влиянию и других, психологических, социальных закономерностей, напрямую не подчиняющихся материальным стимулам. Человеческое сообщество – сложная система, имеющая чрезвычайную степень инертности и на всём протяжении своей истории продвигалось вперёд в развитии исключительно при наличии Организующей Воли.

Гражданская собственность на энергетические мощности, реализуемая через рентные, арендные платежи, ликвидирует отчуждённость граждан от «общенародной собственности», исправляет недостаток советской системы хозяйствования. Но это если бы речь шла о введении новых экономических отношений именно в советскую систему хозяйствования, -- в более общем смысле, в социалистическую систему ценностей, сбалансированную на опережающий рост сознательности граждан.

Кстати, именно в то время (время «застоя» - критическое для экономики Советского Союза) эти идеи впервые и были обнародованы, но, к сожалению, тогда они не были восприняты  теми, от кого зависела судьба страны.

Сейчас же, в условиях так называемого «дикого рынка», мы отброшены в этом смысле на шаг назад. Уже недостаточно, да и просто реально невозможно ограничиться экономическими новациями. Сказать народу: «Вот вам новые, «правильные», экономические законы и делайте, что хотите, всё равно вы никуда не денетесь. Закон есть закон, что бы вы ни делали, какие бы ошибки не совершали (а они неизбежны, они заложены «нами» в программу как «естественные потери»), рано или поздно «правильный, саморегулирующийся рынок» расставит всех по своим местам. Десяток-другой миллионов «труднообучаемых» граждан до этих «мест» не доживут, но это уже не «наше» дело»?.

Уповать так, уподобляться «новым рыночным реформаторам» было бы с нашей стороны безответственно.

Другое условие нового экономического порядка – желание и способность нынешней правящей «элиты» отказаться от привычных личных сверхдоходов. Желание и способность «правящих» к самоограничению, что тоже есть элемент высокой сознательности, ответственности гражданина как разумного члена общества.

Вот два условия осуществимости представленных идей. Оба эти условия – в сущности, одно – неосознанность Цели.

Противопоставить им можно только осознанную Волю. Не деньги правят миром, но Мудрость, Воля и Честь.

 

Поэтому, на практике, мы неизбежно приходим к необходимости реализации предварительного и более практично проработанного этапа новых экономических отношений. Известно, что вопросы собственности самые болезненные и труднорешаемые.

Было бы достаточно просто в условиях советской страны, когда существовала только одна собственность, номинально общенародная, реально государственная, а практически ничья, бесхозная,  -- ввести гражданскую собственность. Но сейчас, после стольких лет утверждения другой крайности, утверждения частного, индивидуального владения капиталом, это представляется чуть ли не утопией.

Однако, иного выхода у нас нет, ибо капитализм западного образца есть тупик человечества.

Безусловно, необходима постепенная «национализация» тех промышленных отраслей страны (энергетика, транспорт, и пр., и пр.), которые были созданы в своё время трудом всего народа и бесспорно ему, народу и принадлежат по справедливости. «Национализация» в таком виде не значит передача в государственную собственность, но в новый вид собственности – гражданский, обеспеченный реальным экономическим механизмом её использования каждым гражданином.

Безусловно, в первую очередь будет введён и механизм природной ренты, поскольку именно это, природные богатства, пока ещё остались законным общенародным достоянием.

 

Но, осторожно, а где-то и решительно отрицая навязанный нам классическим капитализмом опыт, главные наши усилия должны быть сосредоточены на формировании и культивировании положительных образцов, новых экономических форм, исходя из необходимости обеспечения новой экономической формации.

Более зримой, конкретной, понятной любому рядовому гражданину, зависимость общественного производства и личных рентных доходов будет поначалу в малых формах коллективного производства, в малых и средних кооперативах, общинах, коммунах.

К тому же, всё-таки ограниченная величина рентных доходов будет непременно побуждать граждан кооперировать свои средства ради тех или иных производственных или общественных задач.

Одновременно, трудовые отношения кооператива, общины, коллективные производственные отношения -- естественным образом способствуют воспитанию сознания «общинников», воспитанию «сознательности» в гражданах страны, повышению культурного уровня гражданского общества,  необходимость которого неоспорима для успешного функционирования качественно новых экономических отношений.

Новая формация это качественно новый уровень жизни, и как всё качественно новое, как новая техника, например, требует от человека и возросшего индивидуального культурного уровня, и слаженной коллективной работы.

 

Индивидуализм же, свободный от обязательств перед обществом, особенно поддержанный на государственном уровне, как мы все уже убедились, «культивирует» в людях прямо противоположное. Бизнесмен-предприниматель = буржуа-хозяин над своими работниками – это элемент, плоть от плоти, уходящей в историю капиталистической формации.

Разумеется, памятуя о горьком негативном опыте, у государства, народа нашего хватит разумности не подавлять насилием никакие уже существующие на данный момент индивидуальные проявления, предоставляя гражданам свободу самовыражения.

Личность, свобода самовыражения Личности – основа основ действительной коммунистической формации. Но это Личность, скооперированная с другими Личностями, а не коллективная безликая масса. Общество взаимоответственных Личностей – коммунистический идеал.

 

Утверждая, что капиталистическая экономическая формация – старая рухлядь истории, не имеющая практической ценности для будущего, мы обязаны признать, что такова же будущая судьба основного «агента» капитализма – буржуазного индивидуализма в различных его проявлениях.

Что также прямо  обязывает нас выдвинуть на первый план нового «героя» и соответствующий общественный идеал.

Иными словами, если не буржуазный капитал, а гражданский, общественный, то и формация – «общественная», коммунистическая то есть.

Если не «капиталист-эксплуататор» и не «пролетарий-эксплуатируемый», то и общество без эксплуататоров, следовательно – коммунистическое. 

Если не единоличник-буржуа, - то коллектив равноправных граждан, коммуна, община, кооператив – по меньшей мере.

Государство для того и существует, чтобы видеть общественную перспективу, Цель, ведущую эволюционную доминанту.

Поэтому, определяющим экономическим и, одновременно, воспитывающим, идеологическим приоритетом у будущего нового государства станут коллективные, кооперативные формы соорганизации граждан.

России не избежать нового опыта, уже с учётом прошлых ошибок, опыта коллективных, общинных, коммунных форм жизни, теперь уже на естественной, ненасильственной основе.

Как сказано в Живой Этике, новом общественном Учении, предваряющем «новую экономическую формацию»:

"Коммунизм оявится скоро как исторический оборот спирали эволюции. Всей Азии и всем странам, оставшимся на огрызке Европы, придётся перестроиться на яром мощном строительстве на кооперативных началах или на страстно "усовершенствованном коммунизме"    (Е.И.Рерих).

                                                  

                                                                                                                 <---Редактор.

__________________________________________________________________

II. Революция или эволюция

«Сама по себе устаревшая экономическая формация, в данном случае капитализм, не может эволюционировать в другую форму, но просто деградирует. Для смены экономической формации нужно волевое усилие людей.

Для того, чтобы отменить законы прежней формации (относительно собственности в первую очередь, ибо в этом смена формации), нужно получить официальную власть. Однако, теоретически, законы могут быть изменены и существующей властью.  

Поэтому, если понимать революцию не как насильственный способ изменения формации, а как Волевой, то есть шанс, что все члены общества всё обсудят, увидят преимущества и т.д., и изменят формацию ненасильственно, в деловом режиме. Это тоже будет не эволюция, а революция, но не такая, как мы привыкли понимать.

То, что ранее смены формаций происходили с боем, есть следствие непонимания людьми требований времени. То есть, естественная смена изжившей себя формации на новую не требует насилия. Насилия и крови требует (порождает) невежество.

Все бывшие формации, хотя в целом поднимали общество на новый уровень, открывали простор развитию, но не для всех граждан. На месте рабов или пролетариев мало кому хотелось бы оказаться. Поэтому, даже по этой причине трудно было бы прийти к соглашению, если бы все и всё понимали. Но такого шанса реально не было. Смена формаций происходила эмпирическим путём. Люди как бы улавливали требования времени, потому что «не могли жить по-старому». Рабство существовало тысячелетия, но и его час пробил.

Капитализм – последняя экономическая формация, основанная на эксплуатации человека человеком. Её последний час пробил ещё в двадцатом веке. Успехи технической цивилизации, машины, новые промышленные технологии обеспечивают высокий уровень благосостояния всех граждан при установлении братских, партнёрских отношениях между ними.

Поэтому, что касается новых экономических отношений, то как раз сейчас они могут появиться в практике без крови, без насилия, поскольку цель их в том, чтобы ликвидировать эксплуатацию, не уничтожая, не отрицая собственников капитала, но наделяя этим правом каждого гражданина страны.

Может ли быть «экспроприация экспроприаторов» мирной? Могут ли нынешние «собственники-олигархи» природных ресурсов, извлекающие непомерную личную прибыль из общенародного достояния, добровольно вернуть народу обманом присвоенное или отдать часть прибыли от эксплуатации энергетических мощностей, по праву ему, народу, принадлежащую? Могут, поскольку всё зависит не от того, что теряют, а что приобретают.

Разумный рабовладелец, в свой час, становясь феодалом, с лёгкостью отказывался от собственности в виде рабов, от неэффективного рабского труда. Он ничего не терял при этом в своём благосостоянии, но только приобретал лучшее и в плане материальном, и в плане оздоровления общественных отношений. Разумный феодал, становясь капиталистом, с удовлетворением извлекал дополнительные доходы из новой формы его взаимоотношений с наёмным работником. И т.д.» (А.Родионова)

__________________________________________________________________

Редактор--->

Нет оснований сомневаться в том, что большинство граждан нашей страны в настоящее время являются гражданами Разумными. Насильственная революция, бунт бессмысленный и беспощадный, сейчас и невозможны, и бесполезны, поскольку в результате нужных изменений экономических отношений не произойдёт. Поэтому, не противопоставляя революцию эволюции, можно сказать:

и эволюция, и революция одновременно, что в целом значит качественное изменение экономических и общественных отношений посредством Разума и Справедливости.

III. Политическое устройство

Политическое устройство страны, созданное по западным образцам, не может существовать дольше, чем существуют эти «образцы», как таковые. Капиталистическая формация исчерпала свой прогрессивный потенциал. Вместе с ней неизбежно деградирует и её политическая сопровождающая – буржуазная демократия.

«…Чтобы не повиснуть в воздухе, будущий строй государства должен опираться на баланс наличных исторических сил и учитывать как  то, что на самом деле есть, так и то, чего на самом деле нет, хотя бы первое и было не совсем по вкусу отдельным лицам, а второе, напротив, составляло предмет мечтаний.  Точнее [говоря], государственный деятель должен перестроить себя на положительную оценку реальных сил  и  на  отрицательную оценку  сил, переставших быть исторически реальными.  В противном случае ему следует заняться беллетристикой в историческом роде, а не деятельностью организатора». (П.Флоренский, «Предполагаемое государственное устройство в будущем»).

 

«…Из неоправданного смешения задач государства, как формы, и задач государства, как содержания, вытекает […]  и  представительство. Задача государства состоит не в том, чтобы возвестить формальное равенство всех его граждан, а в том,  чтобы  поставить каждого гражданина в подходящие условия, при которых он сумеет показать, на что способен.

…Поэтому нет никакой надобности тянуть всех к одинаковой деятельности в чём бы то ни было, и в частности к политике, в которой на самом деле почти никто не знает и не понимает.

Политическая свобода масс в государствах с представительным правлением есть обман и самообман масс, но самообман опасный, отвлекающий  в сторону от полезной деятельности и вовлекающий в политиканство…

От демократической республики до абсолютной монархии, чрез разнообразные  промежуточные  ступени,  все существующие  виды    п р а в о в о г о    с т р о я   […] не несут своей функции.

…Иными строятся расчёты на ту или другую церковь. Большая наивность, при которой религия как вечное содержание человека, смешивается с историческими организационными формами, [выросшими] в определённой культурно-исторической эпохе и разрушающимися вместе с нею.

…Никакие парламенты, учредительные собрания, совещания и прочая многоголосица не смогут вывезти человечество из тупиков и болот, потому что тут речь идёт не о выяснении того, что уже есть, а о прозрении в то, чего ещё нет. Требуется лицо, обладающее интуицией будущей культуры, лицо пророческого [склада].

Это лицо, на основании своей интуиции, пусть и смутной, должно ковать общество. Ему нет  необходимости быть ни гениально  умным, ни нравственно возвышаться над всеми, но  необходимой [является] гениальная  воля, — воля, которая стихийно, может быть даже не понимая всего, что она делает, стремится  к  цели, ещё не обозначенной в истории.

Будущий строй нашей страны ждёт того, кто, обладая интуицией и волей, не побоялся бы открыто порвать с путами представительства, партийности, избирательных прав и прочего, и отдался бы влекущей его цели.

Все права на власть […], избирательные (по назначению), — старая ветошь…  На созидание нового строя, долженствующего открыть новый период истории и соответствующую ему новую культуру, есть одно право — сила гения, сила творить этот строй.

Право это, одно только не человеческого происхождения, и потому заслуживает названия божественного. И как бы ни назывался подобный творец культуры — правителем, императором или как-нибудь иначе, мы будем считать его истинным самодержцем и подчиняться ему не из страха, а в силу трепетного сознания, что перед нами [...] живое явление творческой мощи человечества”. (П.Флоренский, там же).

В работе о. Павла Флоренского, великого русского религиозного мученика и провидца, речь идет о будущем политическом строе, который установится в России после некоего переломного момента, «сдвига», как он это называл. О. Павел никак не связывает будущее России с демократией, парламентаризмом и «прочей многоголосицей».

Не связывают будущее России с вырождающейся буржуазной демократией и многие очевидцы произошедшего в нашей стране после распада СССР, и, вероятно, не законченного ещё «сдвига», испытав уже на собственном опыте всю фальшивость, ложь и гниль западных «демократических механизмов».

Ко всему прочему (то есть общему историческому вырождению буржуазной демократии вместе с её экономической базой, капиталистической формацией) «никакой «просто демократии» («как в Европе») в России быть не может объективно. Потому что Россия

«не как Европа» – она асоциальна. А «выборная демократия» в асоциальной стране всегда приводит к торжеству Олигархии. Поэтому наличная в России «демократия» (выборы, даже самые честные, и пр.) есть способ существования Олигархии» (В.Серов).

Действительно, деградация «демократических институтов» год от года всё явственней, всё зримее. От продажных и подкупных выборов, позора человечества, до странных и невнятных «политических партий», создаваемых с единственной целью – обеспечить безбедное существование во власти того или иного не менее странного «политического деятеля».

Россия обязана найти собственные политические механизмы, достойные её богатой и великой судьбы, адекватные предстоящим экономическим новациям, способные эффективно управлять государством в преддверии и во время надвигающихся катастрофических вызовов времени.

Великой России необходима, по меткому выражению политолога В.Третьякова, своя, «русская политическая система».

                                                                                                                      <---Редактор.

__________________________________________________________________

«Придумывать ничего не придётся. Придуманные схемы не работают. Работает только то, что работало прежде и что, будучи творчески развито, приспособлено к новым реалиям. Это есть то «лучшее», которое (как все согласны) надо взять в настоящее из прошлого.

То есть надо использовать свой исторический опыт – освоить его и применить. Тем более что, по Аристотелю, «будущее есть продолжение прошлого». Иного будущего не бывает. Понятно, встает вопрос: а на какое прошлое смотреть? Какой исторический опыт использовать?

 

Общество и, соответственно, общественный интерес, общественная ответственность, общественная взаимовыручка и общность целей образуются в массе разделённых, асоциальных людей начиная с малого ядра, некоего коллектива, становящегося потом «Примерным меньшинством», «Малым обществом», «Руководящей и направляющей силой».

Разумеется, это тот опыт, когда такое Малое общество в стране было. Пусть и называлось оно иначе. Речь, конечно, идет о «советском» (Партийном) периоде русской истории.

Российская новейшая история объективно делится на два периода. Первый – «до 1917 года», второй -- «после 1917 года». Первый этап – Царский. И Царь здесь с большой буквы, потому что речь идет о Царе как принципе – принципе организации русского пространства-множества.

Второй этап – Партийный. И большая буква здесь по той же самой причине.

До 1917 года Россия организовывалось именно по Царскому принципу.
Был Царь (государь), который и был собственно государством. И страна принадлежала ему. Был Царь, и люди объединялись вокруг него, как воины на поле битвы объединяются вокруг княжеского стяга.

Были в этом Принципе свои достоинства – для своего времени. Главное из них – очевидно. Общества в России не было, и его заменял Царь – он был единственным в России источником социализирующей функции -- единственной силой, которая организовывала и русскую жизнь, и пространство. И поэтому он («правительство», как говорил Пушкин) был тогда «единственный европеец в России».

Были в этом Принципе и свои недостатки, которые стали причиной естественной смерти этого Принципа. Это просто неестественно, когда судьба огромной страны зависит от воли, характера и настроений одного-единственного человека. «В то время как государство должно быть бессмертно, оно держится на дыхании одного человека», (Цицерон). Это просто неестественно, когда один человек (государь) и есть государство. И очень опасно.

Потому что когда уходит государь, тогда уходит и государство – оно рушится. А вместе с ними рассыпается и страна, где оно было. Что 1917 год и показал. «Русь слиняла в два дня», «разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей» (Розанов). 1917 год – время естественной гибели Царского принципа в России. Слишком сложной стала жизнь, чтобы ею можно было управлять по-царски единолично.

Это только физическая гибель Николая II имела неестественные причины, а с Принципом всё иначе – он себя просто изжил. Эпоха буквальных царей, монархов-самодержцев кончилась.

После 1917 года Россия организовывалось именно по Партийному принципу. Была «коммунистическая партия», и она была больше, чем партия. Она была и «советским обществом», и «советским государством». Она была Партией – Малым обществом, «Примерным меньшинством», «Руководящей элитой» И она не могла не стать этим «Малым обществом», потому что никакого другого общества тогда в России не было и быть не могло. А то, что это было нечто большее, чем «просто» партия, понимали и сами её лидеры того времени, понимали, что она больше, чем партия, что она в наличных русских условиях имеет мало общего, скажем, с парламентскими партиями Англии или Франции.

Так, Троцкий назвал её «орденом» (7 декабря 1919 года в докладе на VII Съезде Советов): «В лице наших комиссаров […] мы получили новый, коммунистический орден самураев». Звучит странновато, на первый взгляд (особенно про самураев в России), но тут важно другое – толкование партии как Ордена, а не как собственно партии («одной из»).

Идея Ордена понравилась и Сталину, и он назвал её так же, но с иным уточнением, создал иной образ. В июле 1921 года в «наброске плана брошюры» (так эта работа называется в его собрании сочинений) «О политической стратегии и тактике русских коммунистов» он определяет сущность партии таким образом: «Компартия как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского».

Опять «орден». Почему? Потому что орден – это не собрание озабоченных людей, желающих быть избранными в парламент, но организация единомышленников, людей одной Идеи, людей, утверждающих на данной территории свой порядок («орден» происходит от латинского слова «ordo», означающего именно это, порядок).

Так поступал Ливонский орден в Прибалтике, христианизируя и германизируя местные языческие племена. Так поступал и новый, партийный «орден», устраивая в русской социальной пустоте, в русской послереволюционной асоциальности (когда нет ни царя-государя, ни его государства, а инженер Забелин торгует спичками в московских подворотнях) свой порядок – Партийный, социализируя (пусть и по-партийному – через «социализм») русское пространство.

Позже Сталин найдет новое слово для Партии, и оно, несмотря на развенчание «культа личности» его автора, останется неизменным, нетронутым, станет классикой Партийной риторики как полное, классическое выражение идеи этой партии, ставшей Партией. И именно война, момент наивысшего напряжения всех сил страны, побудит Сталина найти это новое слово.

В канун годовщины революции, 6 ноября 1943 года, на торжественном заседании Моссовета, Сталин впервые назвал свою партию «руководящей и направляющей силой» Так будут говорить о ней и после Сталина, и даже в Конституцию СССР от 1977 года так её запишут (6-я статья).

Партийная структура стала становым хребтом, структурой собственно Партийного государства.

И это очевидным образом объясняет распад Советского Союза – «партийное государство» без Партии существовать не может.

Этот распад случился вовсе не потому, что три человека в Беловежской пуще «решили его отменить» и подписали о том некую бумагу. Государство-республику «отменить» нельзя, Партийное государство – тоже. Оно может лишь кончиться.

А кончается оно тогда, когда кончается Партия как Малое общество. Это происходит тогда, когда кончается культура этого Общества – его «душа» отлетает. А культура в данном, «партийном» случае – это партийная идеология, которая де-факто кончилась в конце 80-х, когда Горбачев собственно коммунистическую идеологию «отменил», а новую -- не предложил.

Не стало Партии – не стало де-факто и Советского Союза. И это случилось в конце 80-х. Далее было лишь юридическое оформление кончины и Партии, и, соответственно, её Партийного государства. В марте 1990 года была отменена 6-й статья Конституции СССР, где говорилось о партии как о «руководящей и направляющей силе советского общества». В декабре 1991 года был отменен Советский Союз -- Партийное государство, которого объективно уже не было» (В.Серов).

 

«Не следует только думать, что Горбачёву или кому-либо другому дано отменять великие коммунистические идеи, изменившие мир. Отменить можно только свою личную и партийную принадлежность к ним вследствие полного своего (имеем в виду бывшую партийную «элиту»)  несоответствия великим Идеалам, дискредитированным ими до предела» - (Ред).

Кроме того,

«Партия большевиков, затем Коммунистическая, именно в понимании Ленина, должна была быть не носителем идеологии и промывать мозги и т.п., как сейчас думают. Эта Партия, если бы читатель внимательно почитал труды Ленина, только по названию такова же, как бессмысленные вредоносные партии всех времён и народов.

Она задумывалась с единственным назначением - просветить "массы", причём словом и делом, т.к. коммунисты, будучи просвещёнными всем опытом и знанием мировой культуры и науки, должны были быть примером претворения слов в дела. Чтобы каждый человек в обществе стал зрелым или сознательным человеком, иначе не только коммунистического, но никакого общества быть не может, без людей.

Если вы, к примеру, посмотрите на задачи левитов и священников, то они совпадают с задачей Партии. Не будем вдаваться в причины, почему партийцы быстро потеряли смысл своей деятельности или вообще его не понимали, и партия не выполняла своего назначения. Достаточно вспомнить, что после революции на первый план вышла борьба за независимость против интервентов, гражданская война и полная разруха в промышленном и с/х производстве, а потом, как только установился некоторый мир, начались идеологические разногласия, ибо как бы забыли основное назначение Партии.

Оно, кстати, в чём-то схоже с назначением масонов в смысле просвещения, если не смотреть на различие знаний. Но в отличие от масонов, партия должна была приобщать к пониманию всех желающих понимать и участвовать в делах общества явно, а не тайно, как масоны.

Говоря короче, такой необходимый инструмент очеловечивания как Партия "нового типа", вместо масонов, левитов, церковников и тем более бессмысленных партий старого типа, тип которых высмеял ещё Д.Свифт в виде борьбы «тупоконечников» с «остроконечниками», не состоялся. Формально партия превратилась в уродливый закостеневший "институт". Если дерево засохло, ждать плодов от него бесполезно.

 

Так что, когда смысл Партии "нового типа" был утерян окончательно, это уже была не Партия. Поэтому нельзя обвинять Партию во всём том вреде, который принесла не она, а партийцы, которые фактически уничтожили партию, не понимая её смысл.

Заметим, что такое окостенение "институтов" свойственно всем временам и народам (в том числе церковникам, левитам, масонам, т.е. не государственным, а "общественным"), ибо люди не могут запоминать назначение, коль оно их не устраивает, ибо они всё исподволь обращают в инструмент насилия и грабежа, т.е. придают другое назначение, оставляя старые названия.

И ещё отметим, что [общественные] дела требуют внимания и размышления. Что возможно в мирное время. Но на планете постоянно происходят войны и все находятся в напряжении. Ни у кого нет ни времени, ни сил на размышления. Поэтому, люди поначалу должны хотя бы договориться о мире, выяснив, что у них нет причин к розни, как те же политики могли бы вспомнить свой долг и принести в копилку "общего дела".

Это сложно, но если они не годны, то более простое, им посильное, нам да и делу спасения страны не нужно даром. И Бог им в помощь!

  

Вред выродившейся партии, когда, сплошь и рядом формально беспартийные оказывались партийными "в духе", в том, что люди не становились своими, поэтому со временем страна стала лёгкой добычей. Ибо Партия не состояла из уважаемых и нужных всем людей, которых никто бы не дал выбросить на помойку, а страна так и не стала народным хозяйством, поэтому населению всё равно было, кто ею владеет: "родная Салтычиха" или "мистер Твистер". Всё равно на кого работать, главное, что во всех случаях не на себя.

…Нам легко сейчас рассуждать о грехах Партийцев, не замечая бревна в своём глазу. А для многих партийцев это была трагедия, и триумф для подлецов из "партийной среды". Обвинять Партию так же нелепо, как обвинять медицину, от имени которой действуют шарлатаны в белых халатах. И ещё глупей из-за них уничтожать медицину. Ибо её место тогда на сто процентов займут шарлатаны. Так и вместо ПАРТИИ у нас теперь «партии»…» (А.Родионова).

 

«Были в этом Партийном Принципе свои достоинства – и тоже очевидные. И эти достоинства делали этот принцип куда более эффективным, чем принцип Царский.

Какое тут главное, принципиальное его достоинство? Впервые за всю русскую историю в России появилось реальное общество – Малое общество. Впервые править страной стала «команда» -- команда людей, у которой были общие ценности, общие цели, общая воля, общее дело.

Впервые у русского человека появилось редкостное и очень дорогое чувство – чувство общего дела, своей к нему принадлежности. Это как раз то, что так нравится в советском прошлом русским людям, в том числе и завзятым, казалось, «антисоветчикам».

И никто не спорит с тем, что были в Партийной России и энтузиасты, и энтузиазм, и то, что многое делалось именно «на энтузиазме». (Недаром тогда и родилось это выражение). Мог ли этот энтузиазм породить Царский принцип? Очень сомнительно. А Партийный и мог, и породил.

И потому вовсе неудивительно, что Партийная Россия, Советский Союз смог добиться куда бoльшего, чем то, чего могла бы добиться Россия Царская.

Партия (именно как «организующая и направляющая сила») создала новые отрасли промышленности, первой запустила в космос и спутник, и человека, стала второй военной сверхдержавой. Она сделала то, что Царская Россия сделать не смогла бы никогда.

Потому что у Партии оказалась такие мобилизующие возможности (возможности собрать все силы страны в одну силу), какой у Царской России никогда не было и быть не могло.

Потому что объединение людей вокруг Партии -- уже готового общества со своими ценностями и правилами, куда эффективнее, чем объединение вокруг Царя – одного лишь человека.

Уже готовый кристалл, помещенный в «русский рассол», куда эффективнее, чем всего лишь одна «точка кристаллизации». Общество получается скорее, когда есть в русской «взвеси» уже готовое Малое общество – есть к чему «прилепиться».

Урок очевиден, вывод из него тоже. И его можно сформулировать сразу и в нескольких словах – пусть и пафосно (так всегда бывает с краткими и ёмкими формулировками). Сейчас привычно говорить о гибели России и спасении её. Если рассуждать в таких категориях, то вывод из этого урока очевиден: спасет Россию только Партия как Малое организующее общество.

Ни «демократия», ни «укрепление государства», ни Диктатор с его диктатурой этого спасения не дадут. Они в асоциальной стране просто бессмысленны. Все привычные «решения» -- просто слова, просто шаманские заклинания, когда люди ждут спасения только от самих этих слов, от частого их повторения, а какой-либо реальности за ними нет и быть не может.

Какая тут диктатура в самом деле? Известно, что Сталин стал Сталиным только потому, что под ним была партия. Многого ли он добился бы, если бы такой Партии не было? Он стал Сталиным только потому, что под ним была организация с железной дисциплиной, только потому, что был он главой не какой-то там «политической партии» (вот уж чего не было), а Партии орденского типа. Был под ним, как он сам и сказал, «своего рода орден меченосцев внутри государства Советского».

Из книги воспоминаний генерала авиации и начальника ЦАГИ Ивана Федоровича Петрова, названной «Авиация и вся жизнь»:

«Сталин поставил задачу о выпуске 20 самолетов в день. Неожиданно он обратился ко мне с вопросом: «Что такое Советская власть?». Растерявшись, я начал было отвечать, как нас когда-то учили в академии. «Ничего ты не знаешь, -- махнул рукой Сталин. – Если возникает какая-то проблема, которая не противоречит законам физики, механики и химии, а ее решение необходимо Родине, то она будет решена – вот что такое Советская власть».

Понятно, что Сталин говорил так, как тогда было принято говорить – сообразно с нормами тогдашней советской политкорректности. Понятно, что никакой «Советской власти» не было – была власть Партийная. Вот о ней Сталин и говорил.

Есть ли сейчас в России такой «Орден»? В России может быть «дряблый деспотизм» (Пушкин) Олигархии ради целей Олигархии (эксплуатация природных ресурсов страны). А диктатуры ради стратегических целей развития страны быть, конечно, не может. Потому что нет под ней социальной Силы. Диктаторствовать – некому.

На кого надежда? На «население», вечно ищущее себе «царя» -- «хозяина» для себя, для «своей» страны? Нет, конечно.

На чиновников, которые называются в России государством, а также «политиками»? Тоже нет. Вряд ли есть в России хоть один человек, кто видит в них спасение России.

На главного среди этих чиновников – «высшего чиновника»? Один человек, даже с несколькими десятками друзей из своей «личной команды», включая родственников, общества не делает. Такая негласная «конфигурация власти» скорее к Царскому принципу власти прилежит.

Но время Царского принципа давно кончилось. [Объективно даже время Партийного принципа на исходе  (об этом далее) – Ред.] – так история распорядилась. А историю надо уважать. И действовать сообразно с её законами, с её «трендом». А за непослушание она наказывает. И нынешнее олигархическое время – это самое наказание и есть.

Почти всё время правления В.Путина его сотрудники заняты тем, что хотят создать «партию власти», которая продержалась бы в Думе хотя бы десять лет. Да и создали, в конце концов, всеми правдами и неправдами, в основном неправдами. Почему они об этом так хлопочут?

Потому что представляют себе, как дело было в прошлом, и пытаются повторить – была правящая Партия, было государство, и оно работало – всё было управляемо. Можно было ставить задачи и их реализовывать.

Потому что невозможно не  видеть всю ущербность нынешнего «политического» устройства в России – внизу «население», ждущее чудес от «царя», вверху этот самый «царь» (совсем не волшебник), а между ними – вороватое чиновство, занятое своими интересами. Ничего мало-мальски конструктивного, «государственного» государственное чиновство с помощью олигархии сделать не может – нет у него к тому инструмента. Потому они хотят сделать нечто, что играло бы роль правящей партии или Партии. Так, видимо, полагают они, «государство» обретет необходимую стабильность и устойчивость.

Мотивация понятна, но понятно также и то, что ничего особо выдающегося из этой затеи не выйдет – чиновники не могут составить Партию, как сотня кроликов не может составить из себя льва.

Партия как Малое общество -- это другое. Это то, что пиар-технологи создать не могут – по определению. Но попытка и мотивация тут очень показательны» (В.Серов, http://russologia.r-belogorie.ru).

__________________________________________________________________

Редактор--->

Нужно отметить, что даже такое шаткое, искусственное образование, только слегка подобное настоящей Единой Партии (ЕР), действительно принесло некое подобие стабилизации политической и хозяйственной жизни страны.

Правда, достигнутое состояние общества всё больше напоминает время застоя в худшем его варианте. Но это закономерно. Так оно и должно быть, поскольку осознанно или неосознанно кремлёвские политики создали некое внешнее подобие Партийного принципа, пустую, фальшивую и лживую оболочку, к тому же с непрерывной оглядкой и экивоками на западные «демократические институты.

История ведь не стоит на месте. И даже если сейчас отбросить все условности, необходимость (?) согласования российской политической системы с западной, и полностью воспользоваться созданным партийным механизмом ЕР… – можно ли войти в одну реку дважды?

Да, из прошлого надо взять лучшее, «Партийный принцип», Принцип Малого общества. Но при этом не забыть его творческое развитие, его приспособление к новым условиям, к новому времени, к своей стране, которую для этого надо знать, видеть и слышать. А не представлять абстрактно, раз за разом загоняя в прокрустово ложе своего идеализма.

Ведь что бы мы ни взяли из своего прошлого (равно как и чужого), оно непременно особенными нитями, особенными своими качествами встроено в общественную и политическую, в общем смысле эволюционную обстановку своего времени.

То есть и из самого этого «лучшего» нужно взять только то, что пригодно в новых условиях, предварительно внимательно исследовав предмет нашего интереса. И не забыть потом добавить собственные творческие наработки, необходимые элементы своего, настоящего времени.

 

Почему из множества существующих разнообразных политических партий до и после 1917  года именно ленинская партия выбилась в «Партийный принцип»? Почему из нескольких марксистских, то есть подобных партий, именно большевистская стала больше чем партией, Партией-государством?

Определяющих факторов тут немного.

Во-первых, эта Партия была вооружена новейшей для того времени политической и экономической теорией. Именно вокруг и с помощью, и благодаря этой теории-Учению она сплачивала и объединяла людей единых убеждений.

Во-вторых, это была классовая Партия, первичной базой формирования которой служил реально существующий на тот момент угнетённый класс пролетариев, которым было «нечего терять, кроме своих цепей».

В-третьих, это была Партия жёсткой дисциплины и иерархичности, причём дисциплины сознательной.

В-четвёртых, в том, решающем времени, её возглавлял великий Лидер. Хотя этот момент, скорее, нужно поставить во главе списка.

 

Итак, что из перечисленного можно и нужно повторить сегодня, чтобы принцип «Малого общества», «Примерного меньшинства», ведущего и руководящего всех остальных, состоялся? А главное, чтобы «все остальные» добровольно и без особого принуждения за ним, «меньшинством», последовали, в силу его бесспорного морального, нравственного, организованного или просто силового превосходства (но только на одном силовом превосходстве далеко не уедешь).

Первое, что на поверхности, но на самом деле очевидно далеко не каждому. Само массовое партийное построение («политическая партия»), необходимое в далёком прошлом, когда надо было транслировать своё влияние из центра во все области, города и деревеньки с помощью многочисленных членов партии – уже анахронизм.

Современные информационные технологии, телевидение, другие СМИ, современное информационное общество делает громадные массы людей союзниками того или иного лидера почти в одночасье, по меньшей мере. Сегодня потенциальному лидеру необходимо относительно минимальное количество «физических помощников». Это если он находится в процессе достижения цели (власти).

Лидеру, уже обладающему властью, массовая партия в её классическом виде в современных условиях вообще не нужна. Всё, что ему надо, в том числе и описанное выше «Малое общество» он имеет возможность сделать, используя государственные механизмы и кадры. Что, собственно, и наблюдаем мы раз за разом, как пресловутые «партии власти». Вопрос только для такого Лидера – что и как надо делать, чтобы соответствовать эволюционной необходимости, а не плодить «ржавые политические конструкции».

 

Первый и последний пункты списка, современная эволюционная теория и Лидер, её достойный, во всяком случае, руководствующийся ею – очень важны, необходимы. Теория, Учение такое в России уже есть, Живая Этика. Дело за Лидером.

Это вопрос назревающий, порядка нескольких лет, подрастает уже целое поколение активных молодых людей, для которых она и предназначена.

Новое Учение свободно от каких-либо рамок политических, оно скорее культурологическое. Тем не менее, в политологической сфере своих тезисов оно подтверждает коммунистическое будущее человечества, свободное от бывших невежественных ограничений. 

Когда этот долгожданный и сужденный России Лидер приступит к своей работе, он будет знать, что делать, он организует Малое и ответственное Коммунистическое Общество прямо и на базе того, что есть в государственных структурах, ибо только так оно, Малое Общество, не имея ненужной уже сегодня массовости, сможет влиять на государственные дела. То есть, непосредственно имея своих членов на государственной службе, но ни в коем случае не прошлыми закулисными, «партийными» методами.

Примерно так дворяне служили в своё время Богу, Царю и Отечеству, честью и совестью отвечая за взятые на себя государственные обязанности.

 

Но уникальность и открытость ситуации такова, что и любой нынешний Высший Руководитель страны может воспользоваться уже сейчас необходимыми для успешной и эффективной работы власти наработками. Ему только надо «разобраться» с оставшимися двумя вышеперечисленными условиями.

Пункт третий, классовый подход, - практически отпадает по видимости. Если марксистское Учение провозглашало пролетариат решающей силой исторических преобразований, то Живая Этика выдвигает на первые роли Культуру во всех её проявлениях.

Применительно к государственным делам это означает кадровый подбор подходящих по организационным способностям и профессионализму людей, достаточно высокого культурного уровня, выдающихся общественных деятелей, не ограничивая выбор «ближним кругом» родственников и друзей.

Теперь остановимся на ключевом, третьем условии. Сознательная жёсткая дисциплина и иерархичность. Ключевое слово здесь – Иерархичность. Поскольку массовой партии как таковой уже нет (нет в ней необходимости) ни на стадии продвижения к власти, ни на стадии «удержания власти», речь может идти только о структурировании в иерархическом порядке подвластных Руководителю (и им же назначенных) государственных служащих и учреждений.

В новом государстве, в новом государственно-политическом устройстве России, если без оглядки на западные фальшивые лекала, достаточно только одной управляющей и контролирующей Политической линии. Она примерно выглядит так:

Государь (Президент, Председатель Гос. Совета, Руководитель страны);

Президиум Гос. Совета;

Государственный Совет;

Государственные Представители, Комиссары власти (нынешние Представители Президента в регионах).

Государственные Представители (вариант - Представители Государя, Представители Гос. Совета) значительно увеличены в количестве от сегодняшнего, достигая каждого значимого для государства объекта.

 

То, что такая жёсткая иерархическая «вертикаль власти» необходима, доказывают  вынужденные поиски и даже усиление «недемократических» форм управления страной в виде  так называемых региональных «генерал-губернаторов», Представителей Президента. Наделяя их параллельными хозяйствующими полномочиями, переформировывая сферы компетенции существующих «демократических» органов власти, такие бессистемные новации только усиливают хаос управления.

Кроме того, бессистемность, неосознанность государственного строительства, сама по себе есть причина «кадрового голода» в стране, ранее никогда не жаловавшейся на нехватку каких-либо ресурсов. Сегодня губернаторы и пр. «вертикальные» руководители в одном лице осуществляют и политические, и хозяйственные функции управления. А это совершенно разные ипостаси. Требующие от руководителя и различных качеств, и различных подходов, и различной культуры.

Если бы в своё время, к примеру, М.Евдокимов или иной выдающийся общественный деятель, учёный, - достигший академических высот, писатель, - общепризнанный пример нравственности, творчески выдающийся политик, организатор производства – неважно, какой профессии человек, важна общая культура лидера, сердцем болеющего за страну, – взялся бы утверждать в своей области порядок на посту Представителя Президента, но при этом имея все политические полномочия, свойственные ранее Партийным Секретарям  КПСС, а главное, имел бы за собой всю аналогичную мощь и авторитет, и всю поддержку своей организации, своего «Малого общества» -- не пришлось бы хоронить народные надежды.

 

Они же, новые «комиссары власти», составят основной костяк Малого Коммунистического Общества, ответственного за страну. Коммунистическим оно неизбежно будет названо, потому как основная цель такого Общества – общее благо. Иных целей у Малого Общества в России быть не может. Иначе это есть Олигархия, банда, грабящая народ и природные богатства его страны. А Общее Благо – это коммунистичность. Сознательная и разумная. 

«Коммунистическая Иерархия – ум, честь и совесть новой эпохи»,

«Коммунистическая Иерархия – становой хребет страны»,

«Коммунистическая Иерархия – рычаг социального переустройства».

Эти знакомые нам слова точно и в полной мере передают суть.

Политическое управление – это, прежде всего, управление культурой общества. Культурой в общем смысле, а не только искусством. Это кадровая политика соответствующего нравственного, духовного вектора. Это также сфера идеологии, от высших образцов которой нельзя своевольно отказаться, ибо в результате будешь порабощён её низшими, устаревшими проявлениями. Идеология – это выбранная Цель, общественное целеполагание. Если Цель – это Культура общества, его духовное пробуждение и постоянный духовный рост,  то выше такой идеологии не найти.

 

Наряду с политической линией управления, естественно, должна быть подчинённая ей хозяйственная линия управления, тоже иерархически выстроенная от Совета Министров и его Председателя до районных хозяйствующих управленцев.

Как видим, мы в таком построении власти взяли за основу настоящие действующие государственные механизмы Советского Союза, придав им современную форму. А именно, бывшие «парткомы», ограничив их одним «секретарём», «комиссаром» и бывшие хозяйствующие «исполкомы».

Вы скажете, куда подевались в этой аналогии многочисленные Советы, Парламенты и прочие «законодатели»? Туда же, где они и были в то время, на второстепенные роли. Ведь это была прямая Ложь, что они руководили страной. Партия и партийцы всеми ими руководили. Основной принцип правильного, здорового государственного устроения – убирается Ложь, восстанавливается Правда.

Только так можно оздоровить состояние общества, когда из власти исчезнет систематическая, Системная Ложь. Ведь строить будем «государство правды».

В таком виде «законодательная», законо-формирующая «Общественная Палата», «Парламент», «Народный Собор» вполне может перейти на профессиональные либо иные оптимальные условия. Это и многое ещё другое составляет детальную, юридическую проработку проекта. Здесь же дана общая, предварительная концепция.

                                                                                                                        <---Редактор.

__________________________________________________________________

Как добиться правды и справедливости.

«Правда и справедливость – любимые темы в России. И все, вроде бы, их хотят – и правды, и справедливости.

И то же время многие говорят, что никакой правды и справедливости в «этой жизни», «в этой стране» нет и быть не может. И говорят они совершенно правильно.

Если эта самая правда и справедливость где-то и как-то и случаются, то всё-таки это именно исключение, но никак не правило. Если некий «начальник» или кандидат в «начальники» (в «президенты», «мэры» или «депутаты») начинает что-то говорить о правде и справедливости, то можно не сомневаться  – он лжет (сознательно или бессознательно). Но он именно лжет – и лжет объективно. Потому что правда и справедливость в наличной России невозможны объективно. Почему?

 

Ответ очевиден. Потому что правда и справедливость суть явления социальные – они рождаются в социальности (обществе, Малом обществе) и живут в ней. А в асоциальности (взаимном отчуждении) жить не могут. Потому и искать их там бесполезно – их нет. И быть их там -- не может.

Ведь в чем выражается социальность? Если всё упростить до рабочей сути, то выглядит она так. Люди собрались вместе (партию, Малое общество), договорились вместе же, что есть справедливо, что нет, что есть правда, что нет, и это стало их общим убеждением, общей моральной ценностью. И эти люди строят свою общую жизнь, своё общение и взаимодействие сообразно с этой ценностью. Они договариваются о том, что будет нормой этого общения и взаимодействия.

Поэтому в этой среде, при таком «общественном договоре» и правда, и справедливость -- возможны. Потому что если кто-то в этом обществе от них отступает, то его общими усилиями к этой норме возвращают или из своего общества исключают.

А что говорить об асоциальной России? Здесь исключать некого и не из чего. Здесь могут быть только другие правила – асоциальные («выживает «сильнейший» и т. п.) Здесь никакого «общественного договора» нет, здесь каждый действует сообразно со своими интересами и своими возможностями. Поэтому, правда и справедливость в такой среде невозможны по определению.

 

Как же добиться справедливости и правды? Это можно сделать только одним способом – только добившись для начала социальности в России, то есть, только сделав здесь Малое общество, ответственное за всё в своём доме, в своей стране.  Потому что эти ценности могут жить только там – только там возможен «общественный договор». Там есть кому с кем договариваться, там есть кому следить за соблюдением договоренностей.

Там правда и справедливость просто не смогут не жить, иначе не сможет жить само это Общество. Потому что «общество», где нет ни правды, ни справедливости (то есть, социальных или общественных правил), уже не общество. Каковым не-обществом современное «российское общество» и является.

То есть, надо сначала построить «дом» для этих ценностей. Понятно, что и его строительство должно вестись на основе этих же ценностей, то есть на основе правды и справедливости.  Будет в России такой «дом», будут там жить эти ценности -- будет, таким образом, в России и справедливость, и правда. Можно будет, по крайней мере, указать, где они в России живут – можно будет указать на Малое общество.

(«Можно будет прийти к уважаемому, мудрому и справедливому человеку, поставленному государством и обществом эту правду блюсти в своём городе, в своём селе, и спросить об этом его (и с него).

А если строить «наш дом – Россию» или собирать «Россию единую» мерами неправыми и несправедливыми, заполонить родину свою совсем не нашими, чужими «ценностями», - где же тут найти потом правду и справедливость?» - Ред.)

 

И этот путь, правды и справедливости, государством целенаправленно созданный, есть единственный путь к реализации мечтаний иных русских философов. Многие из них писали о желательности такого положения вещей, когда будут в стране и справедливость, и правда, и моральные ценности, когда будет и своего рода «этический контроль», чтобы хотя бы можно было называть вещи своими именами (вор – это вор, лжец – это лжец, и т. д.). Но как это сделать на деле, они не сказали. И потому их мечты остаются мечтами. А сделать это можно только одним способом – тем, что описан выше» (В.Серов).

_________________________________________________________________

IV. Великая Русь – Союз Свободы и Любви.

Учитывая масштабность новых преобразований, неизбежную их болезненность для существующих традиционных общественных отношений и государственных структур, предлагается не ломать, оставить в состоянии кладбищенского покоя «старую капиталистическую систему России», успевшую состариться и морально деградировать всего лишь за двадцать лет своего существования.

Новое должно создаваться на новом месте, в новом историческом пространстве, с нуля. Нужно нам создавать Новую Страну, возродить Великую Русь – добровольный Союз братских народов.

Союзное государство с братским белорусским народом, безусловно открытое и для других народов, желающих присоединиться к Союзу, может быть создано без проволочек. Предлагаемые новые экономические, общественные отношения, новые государственные структуры, учитывающие интересы всех заинтересованных лиц национальных бюрократий, открывают дорогу для ускоренного государственного сближения, для  ускоренного  возрождения Великого Союза народов.

«Строительство империи, империализм не может быть целью России, ни сейчас, ни в будущем, ибо это тупиковый путь, который сейчас проходят США. Грядущая Эра требует новых форм, и форма эта – добровольный Союз, который от Союза локального может расти вплоть до Союза Мира.

Великая Русь, Россия, являясь носителем русского суперэтноса, не в состоянии уйти от миссии, соответствующей её планетарному масштабу – объединения человечества.

Занимая ключевое положение в Евразии, Русь несет особую ответственность за развитие континента и мира в целом в политическом, социальном и духовном смысле.

Это значит, что вся мощь духовного потенциала её братских народов, вся мощь властных импульсов должна быть устремлена на внутреннее преобразование новой страны, на строительство государства нового типа, основанного на Правде и Справедливости» (Михаил М., http://r-belogorie.ru/agarta.html).

 Даёшь Великую Русь, братский народный Союз!

______________________________________________

Манифест коммунистической правды Манифест коммунистической правды

______________________________________________ 

Манифест коммунистической правды <a href="http://www.roerich-belogorie.ru/mk_pravda.html">
<
img src="http://www.roerich-belogorie.ru/foto/banner/pravda.jpg" width=88
height
=31 border=0 alt="Манифест коммунистической правды"></a>

______________________________________________

 

Община философов © 2010 г.

 

 
   

 

П.А.Флоренский,

Предполагаемое

государственное

устройство в будущем

К.Черепанов,

Обращение к Власти

К.Черепанов,

"Виталий Третьяков

как зеркало

российской интеллигенции"

Ю.Ананьев,

Неограниченные методы

для

ограниченных целей

 

"Но парус,

порвали парус,

каюсь, каюсь, каюсь..."

Манифест

коммунистической

ПРАВДЫ

 

     Манифест коммунистической правды

 

 

Нищие  духом

I.  Община философов

II.  И Ангел вострубил...
III.  Агарта - Русь
IV. Русская идея
V. Государство общего блага
VI. Заключительная глава
VII. Авторы книги
 
  zip-архив pdf (3800 кб)        
  zip-архив doc (740 кб)          
 

  НИЩИЕ   ДУХОМ   КНИГА-I  

    

 

             

                                                                                                            

 

Рейтинг@Mail.ru           Манифест коммунистической правды

 

БЕЛОГОРЬЕ Нищие духом Община философов Авторы книги Письма Власти РУССОЛОГИЯ Ссылки ОТКРЫТИЯ